Пересмотр решения по новым обстоятельствам в КАС РФ

Пересмотр решения по новым обстоятельствам в КАС РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.02.2020 года № 9-П пункт 1 части 1 статьи 350 КАС РФ признан не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Указано, что пункт 1 части 1 статьи 350 КАС РФ, называя новым обстоятельством для целей пересмотра судебного акта отмену послужившего основанием для его принятия постановления соответствующего органа, прямо не связывает возможность такого пересмотра с действием соответствующего судебного решения во времени. Вместе с тем судебные акты, принятые в отношении заявителя, свидетельствуют о том, что такой пересмотр суды обусловливают признанием нормативного правового акта недействующим именно со дня его принятия. На это толкование указанного законоположения ориентирует и пункт 6 части 1 той же статьи, который, по сути, регламентирует частный случай утраты нормативным правовым актом его юридической силы как нового обстоятельства для целей пересмотра судебных актов (признание Верховным Судом РФ, судом общей юрисдикции недействующим со дня принятия нормативного правового акта, примененного судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель оспорил данный нормативный правовой акт).

Как следует из статьи 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации, принимая решение, учитывает, помимо прочего, не только буквальный смысл рассматриваемого законоположения, но и его место в системе находящихся с ним в неразрывной связи норм, а также официальное и иное его истолкование. Таким образом, для устранения обнаружившейся неопределенности в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации пункта 1 части 1 статьи 350 КАС РФ, действующего в системе с иными нормами того же Кодекса и получившего правоприменительное истолкование в деле заявителя, требуется именно конституционно-правовая его интерпретация, базирующаяся на ранее выраженных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позициях по аналогичным вопросам.

В Постановлении от 11 января 2019 года № 2-П Конституционный Суд Российской Федерации, имея в виду однородный характер регулируемых ГПК РФ и АПК РФ правоотношений и опираясь на свою правовую позицию, высказанную в Постановлении от 17 октября 2017 года № 24-П, отметил, что гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в главных своих началах и чертах должно быть единообразным. С учетом этого, указал он, сделанный им вывод в отношении пункта 1 части 3 статьи 311 АПК РФ и сохраняющие силу правовые позиции, положенные в основание данного вывода, в полной мере применимы и к регулированию, установленному пунктом 1 части четвертой статьи 392 ГПК РФ.

Оспариваемый заявителем пункт 1 части 1 статьи 350 КАС РФ регулирует тот же, по сути, круг правоотношений, что и названные нормы гражданского и арбитражного процессуального законодательства. Кроме того, вплоть до 15 сентября 2015 года производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов публичной власти, а значит, и пересмотр вынесенных в таких делах судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам регламентировались именно ГПК РФ, его главой 25 (федеральные законы от 8 марта 2015 года № 22-ФЗ «О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» и от 8 марта 2015 года № 23-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»),

Следовательно, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные им в указанных постановлениях и сохраняющие свою силу, в равной мере подлежат учету при применении судами общей юрисдикции рассматриваемого в настоящем деле законоположения. В противном случае создавались бы предпосылки для отступления от принципа правового равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации), поскольку право лица на пересмотр несправедливого судебного акта в связи с признанием недействующим нормативного правового акта, на котором он был основан, ограничивалось бы в зависимости лишь от того, было ли дело с участием этого лица разрешено по правилам гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства.

Признание пункта 1 части 1 статьи 350 КАС РФ не противоречащим Конституции Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле, выявленном в Постановлении, означает необходимость пересмотра дела заявителя, при разрешении которого допущено применение этой нормы в ее правонарушающем аспекте, Это, однако, само по себе не предопределяет удовлетворения правовых притязаний заявителя, поскольку суд не лишен возможности при таком пересмотре учесть все значимые обстоятельства, в том числе и то, повлияло ли признание недействующим нормативного правового акта в связи с нарушением требований о его государственной регистрации и официальном опубликовании на результат рассмотрения спора по существу.

© 2014-2019 "Правовые ответы" (г.Омск)
тел.: 488-420
моб.тел.: +7904-581-24-30