Пересмотр по новым обстоятельствам по практике Верховного Суда

Судебные постановления по ГПК РФ, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Пересмотр по новым обстоятельствам по практике Верховного Суда

К новым обстоятельствам согласно части четвертой статьи 392 ГПК РФ относятся:

  1. отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу;
  2. признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу;
  3. признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;
  4. установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека;
  5. определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Проверка Конституции пункта 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ

Конституционный Суд РФ в Постановлении № 24-П от 17.10.2017 года признал пункт 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по итогам рассмотрения другого дела в кассационном порядке.

На Федерального законодателя возложена обязанность внести в гражданское процессуальное законодательство следующие изменения, касающиеся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по основанию, указанному в пункте 5 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации:

  • предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или Президиума Верховного Суда Российской Федерации содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;
  • закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении;
  • установить процессуальный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новым обстоятельством, как определение (изменение) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, принятом по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Конституционный Суд указал, что по смыслу положений Конституции Российской Федерации, ее статьи 118 (часть 2), согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, во взаимосвязи со статьей 126, определяющей компетенцию Верховного Суда Российской Федерации, гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть единообразным. В соответствии с этими конституционными установлениями действующее правовое регулирование института пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов в судопроизводстве, осуществляемом арбитражными судами, и в судопроизводстве, осуществляемом судами общей юрисдикции, в целом идентично.

Вместе с тем вопрос о сроке, в течение которого возможна подача заявления о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта при наличии основания, предусмотренного пунктом 5 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, в суд общей юрисдикции, и о сроке подачи аналогичного заявления при наличии основания, установленного пунктом 5 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации, в арбитражный суд решен в процессуальном законодательстве по-разному: если частью 3 статьи 312 АПК Российской Федерации для подачи такого заявления установлен шестимесячный срок с момента вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу (при условии что исчерпана возможность для обращения в суд апелляционной и кассационной инстанций), то Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего срока не предусматривает.

Это свидетельствует о более низком по сравнению с арбитражным процессом — вопреки закрепленному в статье 19 (часть 1) Конституции РФ принципу равенства всех перед законом и судом — уровне процессуальных гарантий соблюдения принципа правовой определенности и стабильности установленного судебными актами статуса лиц, чьи дела были рассмотрены судами общей юрисдикции, что не может быть оправдано спецификой этих дел.

Как показывает практика применения пункта 5 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации, изученная Конституционным Судом Российской Федерации при подготовке настоящего дела к слушанию, пересмотр по указанному в нем основанию вступивших в законную силу судебных постановлений в большинстве случаев осуществляется по заявлениям органов государственной власти, органов местного самоуправления или организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностных лиц), и обычно завершается вынесением решений в их пользу с применением поворота исполнения ранее принятых в пользу граждан решений, в том числе решений, в отношении которых частью третьей статьи 445 ГПК Российской Федерации предусмотрен запрет поворота исполнения (по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, о взыскании вознаграждения за использование прав на результаты интеллектуальной деятельности и др.); при этом нередко судебные постановления отменяются и пересматриваются спустя значительное время после их вступления в законную силу (в частности, вынесенные в отношении заявителей по настоящему делу — по истечении трех месяцев, полугода и даже года).

Касаясь вопроса о значении принципа правовой определенности и стабильности установленных судом прав и обязанностей участников материальных правоотношений. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 05.02.2007 года № 2-П пришел к следующим выводам: из Конституции Российской Федерации вытекает необходимость законодательного закрепления не только оснований, условий и порядка пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, но и его сроков; отсутствие их законодательного закрепления, равно как и чрезмерно длительные или неопределенные сроки, нечеткие и неясные основания пересмотра приводили бы к нестабильности правовых отношений, произвольному изменению установленного судебными актами правового статуса их участников, создавали бы неопределенность как в спорных материальных правоотношениях, так и в возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях; закрепляя продолжительность совершения процессуальных действий и внося тем самым определенность в процессуальные правоотношения, федеральный законодатель одновременно должен обеспечить и реализацию прав участвующих в деле лиц на основе баланса между правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим возможность исправления повлиявших на исход дела существенных нарушений, и принципом правовой определенности.

Соблюдение принципа правовой определенности и стабильности правового положения участников материальных правоотношений должно быть обеспечено и при установлении в законе такого основания для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам, как определение или изменение практики применения правовой нормы в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации. Отсутствие же в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации указания на срок, по истечении которого вопрос о пересмотре вступившего в законную силу (и зачастую исполненного) судебного постановления при изменении Верховным Судом Российской Федерации толкования примененных в конкретных делах норм права уже не может быть поставлен, влечет не ограниченную по времени вероятность отмены определившего права и обязанности участников соответствующих правоотношений судебного постановления, а значит, неопределенность их правового статуса, что недопустимо.

© 2014-2020 "Правовые ответы" (г.Омск)
тел.: 488-420
моб.тел.: +7904-581-24-30